В январе ЕС признал, что не выполнил обещание предоставить Украине миллион снарядов до марта 2024 года. 15 марта он выделил 500 млн евро (542 млн долларов) на наращивание производства.

Но самым большим препятствием является то, о чем еще недавно никто не задумывался: нехватка взрывчатых веществ для производства оружия. Схема ЕС, о которой идет речь, называется "Акт в поддержку производства боеприпасов" (Asap), и три четверти финансирования, или около 372 млн евро, будут направлены производителям взрывчатых веществ, отмечает The Economist.

Европе нужно много горючих материалов, чтобы достичь цели – производить 2 миллиона снарядов в год до конца 2025 года. Каждый артиллерийский снаряд начинен 10,8 кг взрывчатого вещества, такого как TNT (тротил), HMX (октоген) или RDX (гексоген). Для того чтобы снаряды могли лететь на десятки километров, необходимы дополнительные заряды ракетного топлива.

Остальные боеприпасы требуют еще больших объемов: например, фугасная боеголовка ракеты Storm Shadow весит около 450 кг. Проблема в том, что производители взрывчатки не уверены в возможности наращивания производства и опасаются, что капризы отрасли помешают резкому росту производства, который необходим Украине, чтобы оставаться конкурентоспособной на поле боя.

Окончание холодной войны привело к резкому падению спроса на оружие и вынудило многих европейских производителей взрывчатых веществ сократить масштабы производства или просто закрыться. Великобритания, например, закрыла свой последний завод по производству взрывчатки в 2008 году. Последний крупный производитель в Европе находится на севере Польши.

В других странах большинство государственных предприятий были либо приватизированы, либо законсервированы. В течение десятилетий их производство было рассчитано на эффективность в мирное время, а не на промышленные масштабы, отмечает профессор Университета Бундесвера в Мюнхене Иоганн Хехерль.

Возьмем, например, взрывчатку, входящую в основной заряд артиллерийского снаряда или ракеты. Лишь несколько компаний по-прежнему производят высокоэнергетические материалы, отвечающие национальным стандартам.

Одна из них – Chemring Nobel, занимающая огромный завод в Саэтре, Норвегия. Другая — французская компания Eurenco, управляющая таким же огромным предприятием в Карлскозе, Швеция.

После начала войны России и Украины портфели заказов обеих компаний увеличились. В Eurenco они заполнены до 2030 года, а завод Chemring в Саэтре работает на полную мощность.

Тим Лоуренсон из Международного института стратегических исследований утверждает, что восстановление законсервированных заводов потребует времени, учитывая необходимость переоборудования и реконструкции мощностей. Один из инсайдеров в отрасли отмечает, что строительство завода с нуля может занять от трех до семи лет.

Производители взрывчатых веществ также сталкиваются с проблемой нехватки ресурсов. Одна из них — отраслевая нехватка квалифицированных работников: опытные инженеры уходят на пенсию, и мало кто из молодых людей хочет работать со взрывчаткой, говорит Хехерль.

Снабжение критически важного сырья, например химических прекурсоров, также находится под угрозой. Особенно сложным может оказаться поставка азотной кислоты – важнейшего ингредиента для производства взрывчатых веществ TNT (тротила), HMX (октогена) или RDX (гексогена), а также нитроцеллюлозы – основы большинства ракетных топлив.

На фоне этих проблем некоторые поставщики боеприпасов ищут взрывчатые вещества за рубежом. Согласно сообщениям, индийские и японские производители взрывчатых веществ восполняют некоторые пробелы. Но эксперты опасаются, что взрывчатые вещества из-за границы менее качественные и могут повредить оборудование.

Популярные статьи сейчас

Владельцев паев в Украине ждут изменения: что известно

В оккупированном Донецке прогремели более 20 взрывов: видео

Израиль ужесточает правила въезда для украинских беженцев, Украина готовит ответные меры

В Украине предлагают три варианта экономического бронирования: какие цены

Показать еще

Источник: ZN.UA